Московское детское речное пароходство (МДРП).

В СССР было несколько довольно своеобразных детских организаций, ибо кружками и секциями назвать их нельзя. Как правило, эти организации создавались при железных дорогах, пароходствах, аэроклубах, и других крупных предприятиях.

В стране сушествовало несколько детских железных дорог, где были настоящие маленькие поезда и вагоны. Машинистами, стрелочниками и проводниками на которых были дети прошедшие предварительное обучение. Железные дороги были узкоколейными, и находились в парковых зонах городов, служа своеобразным аттракционом.
Было много клубов юных моряков, которые имели свои суда, в большинстве случаев списанные с военного флота небольшие корабли, охотники или катера, а так же шлюпки.
Было три детских речных пароходства, в Москве (МДРП), Горьком (Н. Новгород)(ГДРП) и в Красноярске(КДРП).
И все это было БЕСПЛАТНО.....было.

В 1983г. году я поступил в Московское детское речное пароходство (МДРП). Тогда я был в пятом классе, мне было 13 лет.
Нам выдали морскую форму. Тельняшку, суконные черные штаны и синюю суконную фланку. Ремень, фуражку и мы покупали сами в военторге. На занятия мы ходили в форме.

Зимой мы учились.
Детское пароходство занимало первый этаж жилого дома. Были оборудованы классы для занятий с наглядными пособиями. Даже был двигатель в разрезе. Был музей.
Два раза в неделю, по вечерам, я ездил на автобусе из Текстильщиков на Автозаводскую на занятия. Изучали такелажное дело, флажный семафор, устройство шлюпки, устройство корпуса судна, ДВС - двигатели внутреннего сгорания, правила плавания по внутренним водным путям. Учили нас серьезно. После двух лет обучения я вполне мог угнать средних размеров теплоход. По окончании пароходства нам выдавали свидетельство, по которому мы могли работать матросами на речном флоте, по достижении 14 лет. Выпускники МДРП имели льготы при поступлении в учебные заведения МРФ и ММФ.

Одним из наших преподавателей был Эссен Александр Эдуардович, внук адмирала Эссена, командующего балтийским флотом в первую мировую войну. Сам Александр Эдуардович начинал свою военно-морскую карьеру в 1941 году матросом в морской пехоте под Ленинградом. Был неоднократно ранен. Закончил службу капитаном первого ранга. Вся грудь в орденах и медалях.

Из его воспоминаний запомнился рассказ об атаках морской пехоты под Ленинградом (не дословно):
Были голодные. Уже была блокада. Сил было мало. Когда шли в атаку, то первая шеренга прыгала в окопы фашистов, те выставляли на встречу штыки, а следующие волны атакующих шли уже по их телам . Он тоже прыгнул в окоп и напоролся на штык. Штык распорол живот, не повредив кишок. Затолкав кишки обратно, он потерял сознание. Очнулся на операционном столе. Оперировал его хирург, оперировавший его деда.
Я горжусь тем, что учился у Александра Эдуардовича Эссена, он был выдающейся личностью и прекрасным педагогом от бога. А его военно–морской юмор и непередаваемый жаргон запомнились на всю жизнь.

После занятий мы забегали в пончичную рядом с детским пароходством, на улице Трофимова и позволяли себе маленькую кулинарную радость.

Весной у нас была шлюпочная практика и строевая подготовка. Два раза в неделю мы гребли на шлюпках. Это были здоровые деревянные четырехвесельные шлюпки ЯЛ-4 и ЯЛ-6. Я набил себе тогда на руках приличные мозоли, но это было здорово.
Строевая подготовка проходила на спортивной площадке нашего детского пароходства. Шлюпочная практика была на дебаркадере пароходства, который стоял неподалеку.
Летом у нас была плавательская практика. Длилась она месяц. Практика была БЕСПЛАТНОЙ. Родители платили только за питание.

Детское пароходство имело три корабля, «Антарес», «Экватор», и «Отважный». Это были пассажирские теплоходики серии ОМ (озерный московский).


"Антарес","Отважный" и "Экватор" на стоянке.

ОМ — серия двухпалубных пассажирских речных теплоходов, предназначенных для перевозок на линиях малой и средней протяжённости. Строились в СССР и ГДР с 1951 года и до середины шестидесятых годов. Многие суда этого типа продолжают работать и сейчас. Некоторые из них были переоборудованы под «банкетоходы».
Основные характеристики:
• длина: 42,5 м
• ширина: 7,12 м
• высота надводная: 6,05 м
• осадка: 1,5 м (при полной загрузке), 1,25 м (средняя)
• водизмещение без загрузки: 156,5 тонн
• пассажировместимость: 242 человек (носовой трюм: 86, кормовой трюм: 42, носовой салон верхней палубы: 50, кормовой салон верхней палубы: 64)
• скорость: 20-21 км/час
• двигатели: 6ЧСП 18/22, 2 шт (по 150 л.с.)
• класс регистра: О (озеро)

Носовой трюм был оборудован под кубрики курсантов (25-30чел.). Кормовой трюм оборудован под кубрики команды (штатный экипаж 5-7чел) , Кормовой салон был столовой и камбузом, носовой салон – классом для занятий. На корме была небольшая шлюпка на шлюпбалках и разъездной катер. В машинном отделении стояло два главных двигателя 3Д6 или «Хабаровцы» и генератор «чита». Генератор запускался с помощью заводной ручки, а главные двигатели сжатым воздухом.
На первой практике мы были приписаны к «Отважному», но он задержался с ремонтом и нас направили на «Экватор», а «Отважный» должен был нас догнать и мы пересядем на него.
Поход должен был проходить по маршруту Москва - Горький (Н.Новгород) – Москва. В Горьком мы должны были участвовать в соревнованиях по морскому многоборью среди клубов юных моряков. К тому времени члены клубов юных моряков со всей Волги и Камы, на своих судах должны были подойти в Горький.
На корабле нас сразу расписали по вахтам. Мы несли вахты матросов, мотористов, рабочих по камбузу и рулевых . За время похода каждый побывал в этих ипостасях, и не по одному разу.
В обязанности матроса входило поддерживать чистоту на палубе, драить ее шваброй-русалкой. Отчищать теплоход от старой краски (шкрябать), красить, швартоватся (швартовок было много, особенно в шлюзах). Обычно матросов было четверо. Швартовались двое.
Мотористы несли вахту в машинном отделении. Мы учились готовить к пуску и запускать главные двигатели, генератор, компрессор. Следить за уровнями, температурой и давлением топлива, воды и масла, заряжать акамуляторы. Выполнять мелкие ремонтные работы. Один раз даже пришлось тушить небольшой пожар. Вахту в машине вместе с нами нес один из членов команды. Он как раз отлучился, и в это время загорелась асбестовая обмотка выхлопной трубы дизеля. Она со временем пропиталась маслом в одном месте, возгорелась от температуры и отчаянно задымила. Нас в машине было двое. Увидев, что дыма много, а пламени практически нет, мы взяли ножницы по металлу и пока дым еще не выгнал нас из машины, просто срезали дымящийся участок и выбросили его за борт. Когда пришел вахтенный начальник, то дым уже почти рассеялся.
Еще запомнилось прохождение смерча, который как раз в том году прошелся по Ивановской и смежным областям. Мы стояли в Чкаловске, как всегда носом в берег на двух швартовах. Я нес вахту в машине. Мы прибирались и протирали дизеля. В это время началась неслабая качка, стало трудно стоять на ногах, и это на реке. Заглянув в иллюминатор, я увидел довольно большие волны. Все это продолжалось минут 20. Потом опять стало тихо.
Рабочие по камбузу накрывали на стол и мыли посуду. Кормили нас довольно сытно. Проблемы возникли только тогда, когда нам в качестве поваров прислали практикантов из кулинарного техникума. Они поначалу халтурили. То, что-нибудь не доварят, то кашу пережгут, то в компот соли по ошибке сыпанут, но штатная команда им быстро прочистила мозги и дальше с питанием все наладилось.
Рулевые несли вахту в ходовой рубке. В их обязанности входило следить за акваторией. Надо было докладывать о появляющихся плавсредствах, открывающихся створах и бакенах и записывать это в журнал. Рулевых на вахте было двое, один стоял за штурвалом, а второй вел журнал и работал с атласом внутренних водных путей. Порулить нам давали на безопасных участках реки. Сложные расхождения, заходы в шлюзы и швартовки выполняли вахтенные члены команды. Помню, что в одну из своих вахт, я стоял за штурвалом и управлял теплоходом от Ярославля до Тутаева. Ощущения непередаваемые. Стоишь в рубке, в парадной форме №3 или №2, за настоящим штурвалом и чувствуешь, как вся эта железная махина повинуется твоему малейшему движению.
Мы шли днем, а к ночи становились носом в берег и заводили с кормы на берег два швартова, которые закладывались за деревья, либо за длинные ломы, вбитые в грунт.
По пути мы заходили в города и нас отпускали в увольнение. Перед увольнением преподаватель проверял форму одежды. Так я посетил Калинин (Тверь), Чкаловск (там мы играли в футбол), Ярославль, Горький (Н.Новгород).
Зашли в один из пионерских лагерей. У нас с пионерами были соревнования, КВН, и чуть не случившаяся драка. Потом мы немного покатали пионеров на нашем теплоходе.
В городе Плес, посетили плавучий корабль музей «Волгарь – доброволец». Это бывший буксир, во время Гражданской и Великой отечественной войн он был мобилизован и вооружен и участвовал в боях на Волге.

После войны его разоружили , позднее восстановили все вооружение и превратили в плавучий музей. В отличии от «Авроры» он не стоял у стенки, а ходил по Волге и Каме , останавливаясь в городах. На борту «Волгаря» музейная экспозиция. На корме установлено морское орудие, а на мостиках пулеметы «максим». Пулеметы, похоже, в исправном состоянии. Я ухитрился поднять крышку затворной коробки, а там все смазано и затвор работает. Экипаж состоял из довольно колоритных дядечек. Прям морские волки, весь зад в ракушках.
К сожалению, этот героический и уникальный корабль – музей был сдан на слом в начале смутных 90-х годов.Так погиба Волжская "Аврора".

Когда мы пришли в Горький (Н.Новгород) там уже стали собираться корабли других детских морских клубов.
Наши корабли,вместе с кораблями других клубов, встали в устье реки Ока, носом в берег. Рядом стоял морской охотник клуба юных моряков (КЮМ) то ли из Казани, то ли из Куйбышева, дальше несколько других. На рейде стояла «Сайма», довольно большое судно Московского КЮМРП (Клуб Моряков Речников и Полярников). Горьковское детское речное пароходство (ГДРП) было принимающей стороной.У них как и у нас были ОМики.

И начались соревнования по морскому многоборью.
В многоборье входили: гребля на шлюпках, флажный семафор, вязание морских узлов, метание легости (бросательного конца). Я участвовал в соревновании по вязанию узлов, и даже занял какое-то место.

В строю седьмой справа я.

В следующем году мы опять ходили до Горького (Н.Новгород) и обратно.

Сейчас , нечто подобное Московскому Детскому Речному Пароходству, просто невозможно создать, а если и получится то будет очень дорого. Это было возможно только в СССР и я рад, что мне посчастливилось учится в МДРП.
Я благодарен преподавателям и воспитаталям, которые делали из детей Человеков.
Я благодарен той стране в которой родился, СССР.

Наши корабли были проданы. как и та страна в которой мы росли.
"Антарес" - жив и ходит. Владелец частное лицо.
"Отважный" - жив и ходит. Продан в Казань. Возит детей в татарский детский лагерь.
"Экватор" - ?.

P.S. Если вы учились в Детских речных пароходствах СССР, Вам есть что вспомнить и сохранились фотографии, то пишите мне: ioklmn@bk.ru

Найденные в сети фотографии наших судов:

Вся троица в Горьком (Нижний Новгород) в устье Оки

"Отважный" и "Экватор", Горький.

"Антарес"

"Отважный"


"Антарес" сейчас (2012г.) продан частному лицу.

"Еще один матерьял о МДРП"

Hosted by uCoz